23:25 

Какая-никакая анкетка персонажа

Люппэ
Вам нужно научиться верить в то, чего не существует, иначе откуда всё возьмется?
Надо добить четвертый Фоллаут. Забить на "акакже ДЛЦ?!" и добить. Хотя я ж не забью, никак

What is their name? Do they go by the same name they did pre-war?
Джен сначала должна была быть Дженнифер, но, как оказалось, так зовут невесту Ника и...и короче, её полное имя Дженис. Имя она менять не стала — не имеет смысла.

What was their relationship like with their spouse?
Очень хорошее. В этом-то весь и пиздец. Никаких подорожников в духе "Ну, брак всё равно был по залёту", "А я всё равно не хотела ребенка", "Он меня не понимал", никакой тщательно скрываемой истории домашнего насилия. Хотя никакие это не подорожники. Ты все равно выползаешь в мир, где концепция прав человека осталась в далеком прошлом и если ты недостаточно быстро бегаешь, недостаточно хорошо отбиваешься и недостаточно ловко изворачиваешься, то ты — мясо. Ни полицейских, ни пожарных, ни почтальонов, даже никакого чистого листа. Ты смотришь на огрызок вырванной страницы, а больше вокруг ничего и нет. Впрочем, это так, лирическое отступление. Короче, Нейт был именно таким, с которым Джен чувствовала, себя так, будто встреча с ним была выигрышем в какой-то лотерее. Они поддерживали друг-друга и в горе, и в радости - и так было до самого конца.

What are other people likely to notice about them first?
Манера речи. Обороты, которых больше никто не употребляет. Называет брамина "коровой", на тошку говорит "картошка". Вообще брезгует местной терминологией. Излишне брезглива. Мало говорит, будто боится задать слишком опасный вопрос. Ханжа, каких поискать.

Are they introverted or extroverted?
Экстраверт, который мутировал в интроверта, потому что так в Содружестве целее будешь.

Describe their voice
Да какой у актрисы голос, такой и есть. Взрослый, глубокий, женственный. Только когда она ругается, это звучит не так лихо а-ля Шепард, а более эмоционально. В конце-концов, она была из приличной семьи, поэтому каждое нецензурное слово вырывается из неё с каким-то надрывом.

Describe their most fond pre-war memory
После того как упали бомбы, каждое воспоминание о довоенном мире стало ценным. Первое свидание. Первое выступление на матче. Первый раз, когда её катали в машине. Нейт, который занес её, уже беременную, на руках в новый дом после переезда в Сэнкчьюари Хиллс. Нервотрепка перед защитой диссертации — кофе, который в тот период уже начал вызывать тошноту, теперь вспоминался как самый вкусный кофе на свете.
Из Содружества призраки этих воспоминаний щерятся на неё отовсюду, отчего светлая память кажется запачканной, изгвазданной.

Describe their smile
Она может улыбаться — так, как люди улыбаются над шуткой, которую не поняли, но слишком вежливы, чтобы признаться в этом. Только во взгляде улыбки почти никогда нет.

Describe their general appearance, post a screenshot or draw them



При создании я стремилась сделать Дженни такой американской девочкой-картинкой с постеров: голубые глаза, ровные белые зубы, светлые волосы, аккуратный нос. Правда, в итоге ко всем этим чертам лица прибавилось немного лукавое, проницательное выражение, что неудивительно - она взрослая женщина, которая разбиралась со всеми бытовыми вопросами, несмотря на беременное пузо, потому что муж находился на фронте.

What were their hobbies pre-war?
В колледже Джен была чирлидером. Любовь к легкой атлетике позволила ей взять себя за задницу после рождения Шона и уделять время походам в спортзал. Остальной жирок быстро согнали бег по пересеченной местности, прятки от супермутантов и прочие активные виды спорта.

What is their weapon of choice?
Пистолет и снайперская винтовка.

Do they get attached to their weapons sentimentally, give them names etc?
Нет. Она за ними ухаживает, чистит, учится собирать и разбирать, но без фанатизма. Хотя не может не оценить того, что винтовка, выторгованная в Убежище 81 в сто крат лучше того самодельного орудия, что она сняла с трупа рейдера и таскала по различным оружейных дел мастерам. Ещё постоянно таскает с собой пистолет Келлога. Потому что это очень хороший пистолет.

What is their sexual orientation?
Гулеёб Гетеросексуальная.
What kind of situations are they likely to avoid?
Политики. Или то, что в этой дыре именуется политикой. От одного только намека на то, что её могут вовлечь в какие-то разбирательства, она отключается и удаляется из кадра.

Do they have any fears or phobias?
Да Содружество - просто воплощение всех самых страшных кошмаров домашнего гражданина довоенной Америки, всех форм и размеров. Висеть комком освежеванного мяса в сумке супермутантов или быть высосанной комаром-переростком? Аж глаза разбегаются! Хотя, пожалуй, к гигантским насекомым и супермутантам она никак не привыкнет. Первые просто отвратительны, вторые похожи на людоедов из детских страшилок: громадные, человекоподобные, преисполненные ошеломляющей, нечеловеческой ненависти и при этом имеющие словарный запас семилетнего ребенка.

Describe their morality. Is it black & white or are there grey areas?
Джен не считает себя хорошим человеком. Уже не считает. Хорошие люди, наверное, испытывают сожаление от того, что кого-то убили или хотя бы пытаются соблюдать какие-то нормы. А она убивала тех, кто был безоружен или повернулся к ней спиной. Убивала, не интересуясь возможностью переговоров. Убила Дарлу, вместо того, чтобы уговаривать вернуться к маме - как-то в голову даже не пришло. Убивала, не потому, что они делали плохие вещи, а потому что они делали вещи, которые не нравились ей. Это же не совсем хорошо, ведь так? Да только волнует это здесь кого? Девочку из уютного Даймонд-сити, которая пишет статьи корявым почерком на кусках бумаги? Синта, который человечней любого живого человека?
Есть те, кого ей, безусловно, жалко. Семьи фермеров, разоренные рейдерами. Разумные гули, которым мало кто руку подаст. Келлог, наверное, таких бы пристрелил и тоже назвал это милосердием, чертов ублюдок. А она каждый раз отзывается на их просьбы - но тоже не знает, зачем. Доказать что-то голосу в голове? Или из каких-то личных симпатий? Или просто хочет красиво и благородно сдохнуть, этим отмазав себя от необходимости идти и искать Институт, чтобы услышать "Тетя, а вы кто"?

Which faction/group(s) are they affiliated with, and why?
Ни с одной и хотелось бы, чтобы так оставалось и дальше, но шиш. Поэтому, когда прижжет, Джен пойдет к Подземке - Братство Стали слишком военизированное при всей её симпатии.только она не будет считать себя на них работающей. Скорее, отрабатывающей. Да и она не надеется особо пережить поход в Институт, поэтому думает, что и отрабатывать особо не придется.

Which faction/group(s) do they dislike, and why?
Да Джен и жемчуг не белый и сахар не сладкий. Минутмэны кажутся ей идеалистами, нацепившими на себя исторические шмотки, Подземка - настораживает. Только к Братству она испытывает более-менее положительные чувства за счет выпиленных гнезд супермутантов и просвета на цивилизацию.
Но больше всех, конечно же, она ненавидит Институт. Она не станет любить его за чистую воду, за горячий душ, за бесперебойное электричество. Ей всё равно на их благие намерения и миссию. Великую миссию, важнее блага отдельных жалких смертных.
Она побывала по ту сторону микроскопа. Она была той подопытной, которой не смотрели в лицо, которую провожали сухими фразами, обрезая все попытки простого, человеческого контакта. Которой врали, не моргнув и глазом. Она стала насекомым, которое заперли в банке и залили формалином.
Ничего личного. Ради науки.
Она не забудет того страха, смятения, чувства предательства, ощущения себя чем-то ничтожным, растертой по стеклышку мокрицей.
Никогда.
Да, она не любит людей Содружества, но они внезапно оказались ближе ей, чем эти лощеные работники во благо всего человечества.

Did they find romance in the commonwealth? Who are they with?
Ну, романсом это назвать тяжело. Даже если убрать предысторию с мужем и ребенком, человек из другого времени, где всё было чисто, светло и хорошо, не сможет так лихо кадрить мужика без носа. Вот нет. Подвиг Филиппа Джей Фрая повторить может не каждый, да и у Хэнкока будет побольше заморочек, чем у Лилы. Их отношения - это встреча двух одиночеств. В Содружестве не построить такого быта, об который их связь могла бы разбиться, поэтому она держится и крепчает.

What do they love the most about their romantic partner(s)?
Джен самой порой странно. На Нейта Хэнкок не похож более, чем полностью.
Он костлявый и жилистый, дымит как паровоз, действует ей на нервы своим непробивным "Авось!", навыки ухода за городом у него ни к черту и Джен кажется, что если бы он не был гулем, то однажды утром она бы нашла в спальнике его остывший труп с засохшей у рта блевотиной.
Я вот, например, считаю, что жить с наркозависимым нереально, а он сам из этой ямы уже никогда не вылезет. Поэтому не совсем понимаю тех фичков, в которых Отморозок и Хэнкок няшно расслабляются под Мед-Х (который морфин, все помнят, да?). В конце-концов, ни один торчок в игре не живет долго и счастливо - что старенькая мама Мерфи, что молодой и красивый Бобби де Лука. И это неудивительно.
Ответственное употребление легких наркотиков от доверенного поставщика, скажут они. Лоол, а где вы в постапокалиптическом мире найдете ответственного поставщика с сертификатом? Или у всех есть с собой карманный Уолтер Уайт со всем инвентарем, включая Джесси Пинкмена, чтобы постоянно обеспечивать запасом качественной дури? Или возможно дотерпеть до ближайшей лаборатории? Когда у тебя с наркотиками столь крепкие отношения, ты будешь поднимать чужой слюнявый ингалятор из ссаной лужи в те моменты, когда нехватка наркоты в организме будет особенно яро напоминать тебе, как же вам хорошо было вместе.
Наркотики - это важная часть его личности, скажут они. А по-моему, важная часть его личности - то, что заставляет его их принимать, это постоянное желание отключиться от себя, что с целой кожей и роскошной пшеничной шевелюрой, что безносого, лысого и с изуродованным эпидермисом.
Возможно, Хэнкока гулификация действительно в своем роде спасла от дальнейшего скатывания на самое дно. Ну, то есть, он стал сапожником без сапог и приход от приема гулифицирующего "крокодила" оказался последним, который он словил. А теперь, сколько бы винта он не вдохнул и с какой бы начинкой ментаты не зажевал - всё не то. Не получается. Зуд всегда остаётся - и он не проходит. И мысли о том, что он, Джон - как куском говна был, так остался - тоже стали чаще наведываться без спасительной завесы из винта. Получается такая недоломка, помноженная на внутренних тараканов.
Почему Джен с ним возится? А типа ей есть что-то ещё делать в Содружестве? У Джен свои демоны - она уже давно поняла, что её мир закончился. Только теперь она никак полностью не примет тот факт, что жизнь продолжается. В радиоактивном сердце Содружества - Светящемся Море - нет ничего, кроме выжженных земель, провалившихся куда-то в земные недра домов и вечно голодных тварей. Из него по бывшему штату Массачусетс прокатываются радиоактивные бури. Это ад, это злокачественное образование, которое будет расползаться дальше и дальше, пожирая те крохи, что остались. Она не видит смысла что-то отстраивать, отлаживать. Восстанавливать. Она с себя начать не может и не хочет. Просто активно цепляется за то, что у неё осталось - за зубы, за манеру речи, за привычки называть тошку картошкой, а брамина - коровой, за соблюдение хотя бы самых банальных правил гигиены.
А Хэнкок живой. Слишком живой для этого умирающего места.
Теплый. Даже горячий. Что-то напевает себе под нос, бубнит, шутит, улыбается, гримасничает. Книжки, оказывается, читает, и много. И разговаривает так, что нельзя не слушать - даже когда очень хочется, чтобы он помолчал. Но когда Джен вкатывает в него стимпаки после отстреливания от внезапно обнаружившегося гнезда диких гулей, меньше всего ей хочется, чтобы он молчал. Сама мысль о том, что он больше не расскажет ей очередную шутку в духе "Зашел как-то гуль в бар...", оседает в желудке бурлящим, выворачивающим внутренности комком, а во рту появляется привкус желчи.
Он не знает, какой она была до всего этого, как Кодсворт. Ему не с чем сравнивать, ему не в чем разочаровываться.
Это...удобно.
Потом, в какой-то момент "удобно" превратилось в "незаменимо". Настолько незаменимо, что она добровольно отказывается от перспективы осесть в самом благоустроенном месте Содружества, Даймонд-сити, и не пойдет к Братству Стали. Потом оказалось, что его прикосновения ей не противны, в отличие от игривого лапанья какого-то дружелюбно настроенного типа в Третьей Рельсе - хоть у него и кожа была на месте, и нос имелся, а её всё равно как током дернуло.
Каким-то образом этот недоубитый радиацией живой мертвец в костюме мертвого губернатора прибился к ней - и она его так просто не отдаст. Никому и ничему. Оно и так забрало у неё слишком много.
Более того, Хэнкок смотрит на неё так, словно...словно она может что-то для него сделать. И она пытается что-то делать. Кажется, у неё даже получается. Это в любом случае интересней, чем копаться в себе.

Do they suffer from any mental health issues?
Навязчивые мысли, паранойя, кошмары. Честно говоря, сложнее перечислить моменты, когда она считает себя вменяемой.

Do they partake in anything that could be considered escapism?
Распитие виски считается? В одиночку? В каморке с задвинутой кроватью дверью? Тогда да. Наркотики же принимать решительно отказывается. Понимает, что если начнет - то это будет с концами, без соблюдения каких-либо правил предосторожности и дозировок, даже когда начнут гнить десны. На заядлых наркоманов она за время шляния по Пустоши насмотрелась, превращаться в такое же подобие не хотелось чисто из брезгливости. С алкоголем она всё же больше знакома, да и то, ритм жизни не позволяет слишком часто с ним уединяться.

Do they have any memories that make them physically cringe with embarrassment?
Да на фоне всего того пиздеца любые довоенные воспоминания, даже те, что раньше смущали, кажутся милыми и трогательными. Из свеженьких - Джен образцово визжит, когда к ней подползает или подлетает какая-то насекомая хрень. Да, прямо как дамочка из черно-белых комедий, увидевшая мышь. Ничем себе помочь не может - когда такая харя рядом, оно как-то само получается. Хэнкока это забавляет.

Describe their butt. You heard me.
Ну задница как задница. Наверное, за время проживания в Содружестве успела принять на себя не один удар, имеет шрамы. Полагаю, Хэнкока всё устраивает.

What are their insecurities?
То, что все годы, потраченные на юридическое образование, сейчас вообще не имеют никакого значения, а вот времена, когда она увязывалась за отцом на охоту или за Нейтом - в тир (она твердо считала, что супруги должны хоть чуть-чуть разбираться в интересах друг-друга) - да. И черт побери, почему их было так мало?!

What boosts their confidence?
Адреналин.

What makes them angry?
Институт и всё с ним связанное. А также любые разговоры о жертве одного ради блага многих, важности идеи, превышающей ценность жизни, а также Волт-тековской политике. Нет, не интересно, будьте любезны, отойдите. Отойдите, я сказала.

Do they cry easily? What’s likely to set off the waterworks?
В первое время Джен много плакала. Она выла, скрючившись на полу их с Нейтом бывшей спальни, завывала раненым зверем, не в силах полностью понять и осознать, что же произошло, почему с ней, за что так. Она не могла до конца дослушать голос мужа из пип-боя - казалось, что он всё ещё здесь, они с Шоном ждут её дома. Почему она не там? Почему она шляется непонятно где, по каким-то подвалам? Она здесь не нужна, она там нужна, нужна Нейту, нужна Шону...
Судорожно сглатывала от подступающей к горлу истерики, когда пряталась от супермутанта под мостом - стояла по грудь в грязной, вонючей радиоактивной воде, этой мерзкой ряске, а огромная желтая тварь рыскала неподалеку, издевательски подзывала её гортанным басом. Как малолетний отморозок подзывает дворнягу, пряча за спиной петарду.
Расставаясь с Ником в Добрососедстве, она старалась не смотреть ему в глаза - отчасти от стыда, отчасти опасаясь увидеть совершенно чужой взгляд, - а затем закрылась у себя в комнате, зарылась лицом в пыльную подушку и скулила от досады — позволила себе обнадежиться мыслью, будто в этой клоаке у неё появился друг. Друг, которого она сама практически сломала, а он хотел помочь. Её лихорадило от злости на мразь Келлога, который даже с развороченным черепом продолжал бить по больному.
А затем слёзы кончились. Будто внутри сломалось что-то, изношенное до предела.


How do they cheer themselves up, or how would other characters cheer them up?

Джен гладит кошечек и собачек, гладит и прикармливает. Анималотерапия остаётся эффективной даже спустя двести лет. Ещё рубится в игры на Пип-Бое. Позволяет скоротать время, которого у неё теперь хоть завались. Хотя, ей больше нравится смотреть как Хэнкок рубится.

Мальчишки и их игры...

What do they miss the most about pre-war life?

Да разве тут что-то одно выберешь? Отопление, нерадиоактивные сахарные бомбочки, предметы женской гигиены, ГОРЯЧАЯ ВОДА, работающие машины, свобода засыпать и не бояться, что за ночь в тебя отложат личинки или твою голову отгрызет дикий гуль...Это постоянно растущий список длиной в бесконечность.

Who is their bff post-war?
Кодсворт :facepalm: Ник - это скорее личность из типа "единственный нормальный человек - и тот синт", которого она очень уважает и немного побаивается. Всё ждет, что он снова заговорит с ней голосом Келлога. На Пайпер и её интервью она смотрит как Явик на Лиару с её расспросами "А расскажите про вашу вымершую расу, мне для диссера надо". Престон возится со своими Минутмэнами, а Кейт, походу, придется ждать кого-то другого, потому что в Бойцовский Клуб Джен не пойдет, да и вряд ли доверит свою спину девке, которая ясно дает понять, что она, Джен, ей не нравится. Кто знает, может у неё с товарищем схема такая — отправить Кейт с каким-нибудь наивным идиотом, чтобы она потом прирезала его во сне и прибежала к напарнику со снятыми с трупа ценностями. МакКриди она по моему хэдканону платила, чтобы он учил её стрелять из снайперской винтовки. Много платила. МакКриди сначала отплевывался, потому как это он тут должен стрелять из винтовки, но звон крышек взял своё. Занятия их в своём роде сблизили, но недостаточно, чтобы Джен ему полностью открылась.
Про Стронга вообще молчу — даже если она и полезет спасать этого идиота-гуманиста Рекса, ни за что она не доверится супермутанту, который к тому же и не скрывает, что ищет секрет людской силы, чтобы потом убить всех человеков.
Вот и остаётся ей периодически изливать душу летающей сфере с окулярами.

Has the post-war commonwealth changed them physically?
Зубы Джен по-прежнему старается держать в хорошем состоянии - держит под рукой тюбик зубной пасты и щетку. Хорошего стоматолога в Содружестве точно не найдешь, у неё один комплект на всю жизнь. Волосы обрезала. Возможно, они поседели - но разве разберешь за вечным налетом пыли? Хорошо, что они вообще есть - под утро Джен часто вскакивала, выныривая из странной ранней полуяви, в которой она проводила рукой между прядей и вынимала целые клоки.
Руки-ноги, оба глаза на месте. Шрамов прибавилось изрядно — в частности, Джен испытала на себе все прелести полевой медицины, когда словила пулю и Хэнкок дотащил её до бродячего врача-торговца. Он же потом с той же силой, которая требовалась для того, чтобы приспособиться к отдаче дробовика, вжимал её в клеенку, чтобы она своими конвульсиями не мешала доброму доктору ковыряться в её ноге пассатижами и накладывать швы. Результатом всего этого стал воронкообразный рубец и жирный плюс к умению не подставляться.



Has the post-war commonwealth changed them mentally?
Из весёлой, харизматичной, уверенной молодой женщины с цепкой хваткой, Джен превратилась в язвительную, замкнутую, морально постаревшую на несколько лет мадам, использующую своё красноречие исключительно для того, чтобы получать от окружающих то, что ей нужно и при этом крайне непринужденно держать их от себя на расстоянии. Первое время строго придерживается позиции "Вы тут все наркоманы, а я одна в белом плаще стою красивая", но умело это скрывает - не хватало ещё разборок на эту тему.

How do they react to being humiliated, intentionally or otherwise?
Да ей как-то насрать на чьи-то словесные придирки, нарочные или ненарочные. В этом месте слова - последнее, что может вас ранить.

Do they/did they dance? Describe their funky moves.
Будучи молодой, беззаботной девушкой, Джен танцевала так:

Когда в её жизни появился Нейт, который на танцполе превращался в бревно, она потихоньку учила его медляку и вела за собой. Хотя танцевать вместе им доводилось очень редко.

Не могу представить её танцующей в новом мире. Ну разве что у Хэнкока в одном месте заиграет романтика и он вспомнит, что за жизнь свою в цивильном-прецивильном Даймонд-сити тоже кой-чего могет. Главное - поймать по радио подходящую песню и вовремя поймать настроение Джен.

Хотя, пожалуй, самое близкое к танцам у них вот это, только в условиях боевой хореографии это выглядит далеко не так красиво.


How do they feel about ghouls?
Диких гулей резонно боится и предпочитает обходить или отстреливать издалека, если обойти не получается. Разумные вызывают массу симпатий и от этого Джен испытывает БОЛЬ в квадрате - это единственные люди, которые из одной с ней эпохи, но она даже не может этого сказать. Памятуя о реакции представителя Волт-Тек, она не спешит раскрывать, что она им практически ровесница. Не хочется слушать о том, как она легко отделалась со своей гладенькой кожей и целыми носовыми хрящами.

How do they feel about synths?
Вообще, это странная тема. Посмотреть на Кодсворта, Кюри и КЛЕ0, так создаётся впечатление, что в мире Фоллаута даже тостер начнет спрашивать тебя о смысле жизни, едва ты отвернешься за куском хлеба. Самосознанность машины здесь не редкость, поэтому Джен, у которой Кодсворт уже стал семьей, даже не удивилась искуственному интеллекту. А вот то, что их делают неотличимыми от реально существующих людей и заменяют на народ в Пустоши - достаточно тревожно, чтобы дать Арту убить своего двойника и не вмешиваться в убийство синта, совершенное двумя друзьями. Но вот Ковенант она накрыла, а помогать синтам, сбегающим из Института начинает по той причине, что она всей душой своей ненавидит Институт. Это бессмысленная, не имеющая под собой никакой основы злоба, желание сделать гадость. Чтобы им не так хорошо сиделось в своих хоромах и думалось о перерождении человечества.

They’re in a bar fight. Did they start the fight, are they getting beaten on, or are they trying to break it up?
Она вообще по барам не ходит. Дались ей все эти рожи и попытки развести её на заказное убийство?

What ’S.P.E.C.I.A.L’ stats do they value/embody?
Скрытность, Красноречие, Проницательность, Удача (куда ж без неё на сурвайвале).

When the going gets tough, your sole survivor….
Находится в состоянии пермаментного нервного напряжения, ибо в Содружестве всё время что-то происходит.

Who do they think is indisputably the most important person in Vault 101: He who shelters us from the harshness of the atomic wasteland, and to whom we owe everything we have, including our lives?
Думает, что говно этот ваш Волт-Тэк, а все погибшие вместе со своей панацеей ученые в потайном Убежище - самидуракивиноваты и заслужили загнуться наедине со своими пробирками. Поэтому комнатой в Убежище 81 пользуется только как периодической стоянкой, а о том, чтобы заколупаться под землю вместе с этими ребятами и речи нет. Хотя при этом она одобряет их идею сидеть и не высовываться - не на что смотреть в этом большом мире на поверхности. Совершенно не на что. И да, мальчик, супермутанты ЕДЯТ детей на завтрак. Не выходи.

@темы: болтология, Fallout

URL
   

Пятый Угол

главная